1813782

безмолвное чаепитие — такая простая и такая глубокая вещь… когда с минимумом слов или совсем без, мастер наливает воды в гайваньку и в пространстве появляется легкое полупрозрачное движение пара, пахнущего чаем.
плавные движения, которыми мастер как будто укачивает-убаюкивает гостей, и пиалы — их тепло, форма,  чуть шершавый волнистый край, бюрюзово-зеленый цвет и сеточка чайных трещинок внутри.
вкус чая,  постепенно наполняющий тебя целиком, так, что кажется будто даже дыхание стало терпко-цветочным. и в какой-то момент ты вдруг оказываешься глубоко в настоящем мгновении, глубоко — по самую макушку, нет, даже где-то намного ниже — намного ниже поверхности привычной суеты-тревожности. вдруг начинаешь замечать сколько же всего содержит это совсем маленькое простое сиюсекундное мгновение — запахи, звуки, цвета — все обретает массу оттенков, массу деталей и деталек, которые ты просто не замечал раньше: у чайной фигурки есть пояс из отражающихся огоньков; на потолке лампочки, самые обычные точечные лампочки, играют узором отсветов и теней; тени в пиалах, оказывается преломляются и каждый предмет отбрасывает не один а целых три своих силуэта разной темноты; можно увидеть много предметов вокруг, которые раньше просто промелькнули никак не зацепив сознание; увидеть увядший но по-прежнему красивый букет, как его цвета играют в гранях узоров хрустальной вазы, и что ваза где-то с краю стола — и практически каждая деталь мира внешнего откликается множеством образов, ассоциаций, мыслей, полузатертых или ярких сюжетов  воспоминаний, в мире внутреннем; можно почувствовать каждого участника действа на совсем другом, невербальном уровне, почувствовать музыку и движение ее ритма…
потрясающие мгновения, просто необходимые каждому, чтобы помнить в насыщенном, быстром, иногда зашкаливающем темпе будней, как же глубок, наполнен, невероятен, спокоен и прекрасен окружающий мир, чтобы не «скользить по поверхности вещей», а жить по-настоящему…